Как разлилась река!

Цапля бредет на коротких ножках,

По колено в воде. (Басё) 

 

Видели всё на свете

Мои глаза - и вернулись

К вам, белые хризантемы. (Иссё)   

Пусть наша жизнь - росинка.

Пусть лишь капелька росы

Наша жизнь - и все же... (Исса)

Размышления / Видеотека / Национальная идея России / Разрыв мобильного шаблона 

Разрыв мобильного шаблона

 Сергей Тихонов 28 фев 2015

 

 

Технологию интегрированного второго экрана компания Yota Devices в перспективе планирует продавать другим производителям смартфонов и планшетов

Создав новый продукт на рынке большеэкранных смартфонов, компания Yota Devices удивила капризный мир потребительской электроники. Но подчинить себе этот мир компания сможет лишь в том случае, если сумеет привлечь инвестиции в полмиллиарда долларов

Российский частный бизнес столкнулся с беспрецедентным ухудшением условий: кредитные ресурсы фактически оказались недоступны, внешние рынки заблокированы, потребительский спрос сокращается. Компании, рискнувшие вложиться в технологии, в еще более тяжелом положении - окупить такие крупные инвестиции невозможно. Бизнес-история, которую мы хотим рассказать, настолько диссонирует с этой мрачной картиной, что вызывает искреннее любопытство.

Многие знают, что в продаже появился «первый русский смартфон» под названием YotaPhone, в который впервые в мире интегрирован полнофункциональный дисплей, разработанный по технологии электронных чернил. Однако мало кто знает, что этот аппарат занял первое место за инновации на всех престижных профильных международных выставках и фестивалях, включая Мобильный конгресс в Барселоне, CES в Лас-Вегасе и «Каннских львов» во Франции. Крупнейший в мире мобильный оператор Vodafone начал продавать российское устройство в Европе «в приоритетном порядке»; аналогичные соглашения были заключены с ведущим дистрибутором мобильной электроники в Китае Potevio и крупнейшим на Ближнем Востоке оператором связи EtiSalat. YotaPhone-2 публично купили основатель корпорации Apple Стив Возняк и целый ряд других именитых персон. По оценкам аналитиков, в течение года компания сможет продать до 2 млн устройств, заняв около 3% глобального рынка в сегменте большеэкранных смартфонов.

Сможет ли московский стартап встроиться в глобальную кооперацию в отрасли и выйти на массовое производство, сравнимое с грандами рынка мобильной электроники Samsung и Apple? Покажет время. Однако уже сейчас можно констатировать, что небольшой стартап, выделенный из оператора связи, всего за год смог вырасти в компанию, которая, по сути, начала формировать несуществующую в России отрасль потребительской электроники.

Бизнес на продажу
История компании Yota Devices - это не бизнес-план и его методичная реализация и не многократно выверенное вложение капитала расчетливых инвесторов. Старт этого бизнеса вообще нельзя привязать к стандартным формулам инвестиций, известных в рыночной экономике. Мы бы сказали, что это гремучая смесь авантюризма, харизмы лидера и бронебойной воли к победе. Учитывая устойчивый скепсис потребителей во всем мире по отношению к «русским гаджетам» (в том числе в самой России), смешной для этой отрасли объем инвестиций 15 млн долларов (затраты на разработку новой модели у конкурентов составляют 150-200 млн) и отсутствие опыта работы на рынке потребительской электроники, это был сумасшедший риск. Прежде всего для людей, которые вложили в эту безумную авантюру свои деньги. Таким смелым инвестором стал фонд Telconet и его владельцы, известные предприниматели Сергей Адоньев и Альберт Авдолян - фигуры в российском бизнесе сами по себе яркие и с интересной историей капитала.


В 1993 году Адоньев вместе с Владимиром Кехманом и Олегом Бойко основал компанию «Олби-Джаз», которая стала практически монопольным поставщиком в Россию сахара и фруктов из Латинской Америки. В 1996 году она была преобразована в Joint Fruit Company (JFC) и до сих пор занимает лидирующие позиции на российском рынке фруктов. По данным Forbes, в 1996-м окружной калифорнийский суд приговорил его к штрафу в размере 4 млн долларов и к 30 месяцам тюрьмы за нарушение запрета на торговлю с Кубой и отмывание денег. Отбывая срок в Аризоне, он придумал бренд Bonanza - под этой маркой в России и сейчас продается большинство бананов (по оценке аналитической группы Ved-Stat, около 46% рынка). В 2001 году Сергей Адоньев продал свою долю в JFC и стал активно инвестировать в телекоммуникации, в 2006-м вместе со своим новым партнером Альбертом Авдоляном создал инвестфонд Telconet, главным проектом которого стало создание первого в России оператора связи стандарта 3G под названием Yota. Как вспоминает знакомый Сергея, «он всегда чувствует перспективу, отлично просчитывает на пять шагов вперед и заранее знает, куда надо вкладывать деньги. Это настоящая акула бизнеса. Поэтому, когда в мире только начали появляться беспроводные технологии передачи данных, он уже начал искать партнера для генерации этого рынка в России».

 Директора новой компании Yota Devices Владислава Мартынова акционеры нашли среди топ-менеджмента корпорации Microsoft

 В 2006 году совладелец петербургской компании «Корус консалтинг» Денис Свердлов и владельцы Telconet Capital Сергей Адоньев и Альберт Авдолян (через кипрский Woodenfish) приняли решение первыми привести в Россию 3G - создать оператора, работающего без проводов, на основе технологии WiMAX. Название компании было придумано в ходе SMS-переписки. «Что если Yota?» - спросил в шутку Денис. Однако, как они вспоминают, это имя настолько въелось в сознание, настолько оказалось звучным и запоминающимся, что решили его оставить. Генеральным директором нового предприятия был назначен Денис Свердлов. Позже предприятием заинтересовалась госкорпорация «Ростехнологии», которой партнеры продали 25% акций.

Бизнес на продажу
В 2006 году в мире было всего пять стран, начавших внедрять WiMAX-стандарты: Индия, Китай, Индонезия, США и Тайвань. Россия благодаря Yota стала шестой. На запуск и развертывание сети у партнеров ушел всего год. В мае 2007-го был запущен в тестовую эксплуатацию первый сегмент сети, а осенью 2008-го Yota первой в России развернула полнофункциональные сети WiMAX на территории Москвы и Санкт-Петербурга. В 2010 году Yota объявила о переходе на новый стандарт передачи данных LTE (4G). В мире на тот момент была предпринята всего одна попытка начать строительство сети четвертого поколения - в Нью-Йорке. В ночь с 9 на 10 мая 2012 года сеть WiMax Yota была выключена, а вместо нее была запущена сеть LTE. В конце 2011-го на телекоммуникационном рынке появилась информация, что акционеры оператора договорились с Алишером Усмановым о продаже своего бизнеса «Мегафону». К середине лета 2012 года было завершено объединение телекоммуникационных активов компаний «Мегафон» и «Скартел» (торговая марка Yota) в новую структуру - Garsdale Services Investment Limited. «АФ Телеком Холдинг» Алишера Усманова внес в капитал Garsdale более 50% акций «Мегафона» и получил в холдинге 82% акций, в то время как «Ростехнологии» и Telconet Capital (владеют 25,1 и 74,9% Yota соответственно) передали в Garsdale 100% «Скартела» и поделили 18% долей в объединенной компании - в той пропорции, в которой они владели долями в «Скартеле». «Мегафон» был оценен примерно в 15 млрд долларов, «Скартел» - в 1,18 млрд (вместе с долгами - 1,5 млрд долларов). Через год Garsdale продал входящий в него «Скартел/Yota» «Мегафону», и таким образом сделка была окончательно завершена.

 

 

 Глава госкорпорации Росэлектроника Денис Свердлов

«Было сразу понятно, что Yota - это бизнес на продажу, - рассказывает один из топ-менеджеров "Евросети", пожелавший сохранить инкогнито. - Но я никак не мог предположить, что они смогут это сделать настолько выгодно. Всего за несколько лет акционеры "Скартела" вложили около 150 млн долларов, включая лицензии, инфраструктуру, раскрутку и так далее. А продали уже за полтора миллиарда. Красавцы! Это надо уметь! Вообще, бизнес по взращиванию бизнеса и последующей продаже его профильному крупному игроку рынка - весьма прибыльный, но рискованный. Таким делом целенаправленно могут заниматься только очень хваткие дельцы, имеющие большой и при этом успешный управленческий опыт, а также огромные связи в корпоративной среде».

Однако продана «Мегафону» была не вся Yota, а только та ее часть, которая занимается предоставлением услуг связи, то есть сам оператор. А отдел технических разработок, работающий над созданием средств приема и распределения сигнала этого оператора: модемов, роутеров, маршрутизаторов и т. д., за месяц до слияния в Garsdale был выведен из состава компании путем реорганизации и создании на его основе отдельной компании - Yota Devices. Конечно, все это происходило при согласии всех заинтересованных сторон. «Мегафону» этот актив был не нужен, он не профильный. А собственники самой Yota поверили в одну новую и крайне рискованную идею, которой сумел их заразить директор холдинга Денис Свердлов. 

«Наладить разработку "этого добра" можно без проблем»
Сокурсники Дениса по питерскому Инжэкону рассказывают, что даже в 1990-е он часто спорил с преподавателями и доказывал, что в России, чрезвычайно богатой инженерными талантами, можно за короткий срок построить конкурентоспособную отрасль потребительской электроники. Елена Чувашова, сидевшая с ним за одной партой (специальность «Бухучет и аудит», выпуск 2000 года), узнав, что именно Денису принадлежит идея создания русского смартфона, пришла в восторг: «Так он все-таки добился своего! Вот молодец! Еще студентом, держа в руках тот кирпич, который в то время именовался телефоном, он утверждал, что в этом аппарате ничего сложного для наших ученых нет и наладить разработку "этого добра" в России можно без проблем. Только, говорит, ленятся люди...»

Перед Свердловым встала задача найти «классного менеджера, который занялся бы этим проектом и растил его как своего сына». Поскольку целью была быстрая экспансия на глобальный рынок, причем практически без денег, то этот человек должен обладать солидным управленческим опытом работы на западных рынках. При этом с русским языком в качестве родного. И он нашел такого человека - в корпорации Microsoft.

Страницы:   1 | 2 | 3  Следующая